it's alive

Oct. 22nd, 2014 05:00 pm
aldanare: (кино)
[personal profile] aldanare
Заголовок - это не про мой бложек, хотя и про него тоже.
Это в основном про посмотренного накануне британского спектакля "Франкенштейн". Да, того самого, что с Камбербетчем и Ли Миллером.
Я шла в кино и понимала, что в упор не помню, кого в данной конкретной версии играет тов. Кмбрбтч. Оказалось - доктора, и это было хорошо. Такой расклад мне кажется более органичным, чем такой. Вот просто по типажам актеров.

Что можно сказать об этой вьетнамской войне? Если одним словом, то "Франкенштейн" - простой. Это внятная история, герои которой все-все, недосказанное в романе, проговаривают словами через рот. Читатель ждет уж рифмы "розы", поводов поразмышлять об ответственности творца за свое создание (creature, да), об аналогиях с творением Адама, о взаимоотношениях науки и морали - да пожалуйста, вам это все расскажут уже в следующей смене декораций. Тут вам и Мильтон с "Потерянным раем" (Creature его читало, да), и концепция первородного греха в двух версиях. И высказанная прямым текстом простая мысль: хочешь создать живое существо - сделай жене ребенка, чего с трупами морочиться? Никакого модернизма, никакого абстракционизма. Все вслух, все понятно, ничего додумывать не надо. И, как ни странно, это оказывается очень мощным решением.
Да, пьеса Ника Диара - это откровенный старательный фанфик, попытка заполнить лакуны в мире, который в романе Мэри Шелли мы видели лишь глазами Виктора Франкенштейна. Изнанка гобелена. Это второй конец истории, а между двумя концами только гвоздик и никаких бездн. Нежность к ревущему зверю и сложное отношение к его создателю, который прохлопал рождение оного (когда Создание в романе оживало, Виктор сидел в шкафу и боялся - это одна из самых жутких страниц в книге) и потом долго не понимал, что с ним делать - к черту послать или послать к черту, столько вариантов. Виктор Франкенштейн оказывается менее человеком, чем созданное им чудовище - а точнее, они стоят друг друга. И это, пожалуй, единственное заметное сценическое решение: во всех сценах, где Франкенштейн и Создание разговаривают, они зеркалят друг друга - позами, жестами. И в финале уходят в белую мглу Северного полюса одинаковой походкой и в ногу, только Создание впереди, а Виктор его преследует. Но и это - уже после того, как Создание все тем же прямым текстом сказало: хозяин мой и господин, ты и я - одно целое, умрем только вместе.
За авангард в спектакле отвечают декорации (поворотный круг с оптическими эффектами, вылетающие птицы, восходящее солнце, "бездна, звезд полна" над головами актеров - в общем, "вот таким и должен быть театр") - и эмоционально сильная начальная сцена, когда Создание появляется на свет и пытается хоть как-то подружиться со своим непонятным телом, проходя за пять минут примерно год жизни младенца, от рождения до умения устойчиво ходить и бегать. Когда в следующей сцене перед зрителями нарисовался самонатуральный стимпанк с паром и гогглами, изображающий городские трущобы, и массовка принялась симметрично ходить и становиться в позы - я испугалась, что они сейчас начнут танцевать, от Дэнни Бойла после "Миллионера из трущоб" всего можно ожидать. Нет, обошлось. Дальше воспитание Создания шло по канонам Просвещения и в конце концов залезло глубоко в романтический тупик: одного Разума и хороших манер оказалось недостаточно для творения прекрасных новых миров.
Роман Мэри Шелли опередил свое время; пьеса Ника Диара подробно объяснила, почему; премии Лоренса Оливье товарищам Кмбрбтч и Ли М. как бы намекнули, что книгу пора перечитывать - ибо странно не то, что классика актуальна, а то, что она бывает актуальна внезапно.

Profile

aldanare: (Default)
Светлана aka Тари

October 2015

S M T W T F S
     123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 18th, 2017 08:52 am
Powered by Dreamwidth Studios